Сикигами
В который раз убеждаюсь, что Вацуки веников не вяжет. В смысле - не лепит персонажей как попало и не рушит внутреннюю логику их развития.
Вот несколько дат из истории Мэйдзи. День убийства Окубо Тосимити - 14 мая 1878 года. Начало сацумского восстания - февраль 1877 года. Набор дополнительных отрядов из числа токийской полиции - май того же года.



Ещё раз: в мае 1878 года Кэнсин покидает Каору и уходит сражаться с Сисио. Ровно год назад, в мае 1877 года, отец Каору ушёл сражаться с Сайго. И не вернулся.
Что мы знаем про Камия-сэнсэя? Владелец додзё - то ли создатель, то ли наследник стиля Камия Кассин, "меча возрождающего", техники бескровного боя деревянным оружием. Учитель, с позором выгнавший ученика, который принёс в школу настоящий меч и ранил товарища. Человек, который питал стойкое отвращение к убийству, но пошёл воевать за правительство Мэйдзи, когда Сацума взбунтовалась и над страной нависла реальная угроза раскола. Не исключено (но это уже чистый хэдканон), что именно их отряд попал в окружение под Фукухара, и именно их вытаскивал из мясорубки некто Фудзита Горо, большой специалист по выживанию в самых паршивых ситуациях.
Но это так, лирическое отступление. А в сухом остатке имеется вот что: за год до прощания с Кэнсином Каору потеряла самого дорогого человека в её жизни. Не просто родителя - наставника, защитника и самого близкого друга в одном лице. Потеряла потому, что в их мирную жизнь внезапно вторглась сила под названием "долг перед страной". И перед лицом этой силы девушка оказалась совершенно беспомощна - ни удержать отца, ни отправиться на войну с ним она не могла. Камия-сэнсэй ушёл и в скором времени погиб.
Полгода спустя, когда Каору только-только оправляется от потери, она встречает странного бродягу, который помогает ей выпутаться из очень скверной истории и остаётся жить в её доме. Становится её защитником и другом, в каком-то смысле заполняет пустое место, оставшееся после смерти отца. Само собой, Каору держится за него обеими руками. Это пока ещё не любовь, не физическое влечение - ей просто нужен кто-то близкий, сильный и добрый, на кого можно опереться в этот тяжёлый период. (Не в материальном смысле - девочка умеет работать и способна прокормить не только себя, но и Кэнсина с Яхико, и даже Сано, вечно забегающего пообедать. Но вот стоять в одиночку против враждебного мира она ещё не привыкла.)
А следующей весной всё повторяется. Снова майский день, снова призрак войны на горизонте - и снова самый близкий человек уходит, повинуясь зову того же долга. И даже не просит её ждать, потому что сам не надеется вернуться.
Вацуки всё-таки не дурак. Не стал бы он изображать Каору в таком убитом состоянии, не будь у неё предпосылок для полноценной депрессии. И сценаристы "Киотского пожара" тоже не дураки - раз в первом фильме не стали освещать тот факт, что отец Каору погиб на войне Сэйнан, то в сиквеле такая тяжёлая реакция на уход Кэнсина выглядела бы не вполне естественной.
И я не удивляюсь, что Каору не сразу пришла в голову идея последовать за Кэнсином. Она ещё смотрит на ситуацию глазами той девочки, которая провожала отца на войну, чётко понимая, что ей этот путь заказан. Но, слава богу, рядом есть Мэгуми - взрослая, битая жизнью женщина, которая тоже потеряла отца и братьев на войне. Только для неё это было десять лет назад, и то, что для Каору - свежая рана, для Мэгуми - старый шрам и горький опыт. Она хлебнула достаточно лиха и умеет не падать с ног, когда судьба отвешивает новый удар. И именно она смогла донести до Каору самую правильную мысль: хочешь бороться за того, кто тебе дорог, - борись.

@темы: Заблудившись в трёх бамбуках, Меч и сердце